false heaven

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » false heaven » Принятые анкеты » Гнев


Гнев

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя и Фамилия/Прозвище.
Anger/Гнев.
Якобы Лукас Прего/Lucas Prego, он же Гато. По сути безымянен, но каждый век и каждое, э, новое место жительства вынуждают менять имя.
2. Пол/ориентация
Мужской; не придает особого значения полу партнера, так что, наверное, бисексуален. Универсал.
3. Возраст и дата рождения. Сторона.
3579 y.o, дату, кажется, определить нереально оо" или я чего-то не понимаю в этой жизни; выглядит лет на 26-27.
похоже, нейтрал
4. Раса. Деятельность.
Смертный грех, муахах. Демон.
Боец подпольных боев без правил, довольно известный в андеграунде. В матчах не использует способности, мимикрируя под человека, и иногда даже проигрывает.
5. Способности. Оружие.
1. Провокация аффективных состояний.
Гнев. Ярость. Бешенство. Неудержимая злоба, та, что лишает людей способности отвечать за свои поступки и слова, душит и парализует, бросает в самоубийственную атаку и туманит рассудок, подчиняется взгляду Лукаса, который обладает способностью будить ее в других.
Зацепившись за малейший признак недовольства, разочарования, страха Люк накручивает чужие негативные эмоции, вынуждая их разрастаться и принимать форму гнева. Заставляя сестру, которую расстроил брат, бросаться на обидчика, мать – ненавидеть свое чадо, а любовника убить недавнюю партнершу; бизнесмена бросать отвратительные оскорбления своему партнеру, а друга – уничтожать человека, с которым он вырос.
Это необратимо – ведь источником является собственная эмоция субъекта, не подавив которую невозможно справиться с аффектом. В подобном состоянии контролировать себя чрезвычайно сложно – сказанное и сделанное под влиянием Люка следует, впрочем, приписывать подсознанию жертвы, а не его воле, ибо он не может руководить действиями пораженного гневом. Однако в его силах направлять воздействие своего дара на определенное лицо или немного корректировать адресата ярости.
2. Аглиокинез.
В случае Гнева англиокинез почти управляем – несмотря на то, что Люку так и не удалось полностью взять под контроль способность внушать противникам боль, он может воздерживаться от стихийного внушения усилием воли, вовремя перехватывая импульс и останавливая рефлекс, что получается далеко не всегда. В остальном – откликаясь на желание, вспышку ярости или разочарование Лукаса, дар срабатывает на любого, оказавшегося в поле зрения Гато, даже на тех, кому он боли не желал. Благодаря этому даже братья и сестры избегают его, когда Люк не в настроении. А, и забирать боль он тоже не может, равно как и приуменьшать ее.
3. Аккумуляция.
Отчасти название неверно – это сложно назвать аккумуляцией в широком смысле. В некоторой степени эта способность родственна эмпатии, хоть и не тождественна ей. Гато питается чужим гневом, что дает ему возможность пренебрегать физической пищей и сном. Эффект, оказываемый на нервную систему, можно сравнить с влиянием наркотика на нее же – Люк испытывает удовольствие, сходное с кайфом наркомана, получая подпитку. К слову, эта способность питает его следующий дар.
4. Физическая сила.
Он очень силен. Несравнимо с человеком и средним демоном, но разрушительная сила его ударов зависит от того, насколько Гнев сыт. Будучи голодным, он слабнет, что делает его уязвимым, но все равно не опускает до человеческого уровня.
5. Генерация сейсмической энергии.
Позволяет генерировать в организме сейсмическую энергию, и вызывать при с её помощью страшные по силе землетрясения.
Дополнительно:
- кулачный боец - не техничен, но быстр и подвижен, силен даже без той силы, что дает ему его природа.
- не обладает никакими навыками, которые могли бы пригодиться в домашнем хозяйстве. Абсолютно беспомощен в бытовом плане.
- зато разбирается в технике. Коллайдер не соберет, но микроволновку починит.
- гоняет на Кавасаки.
6. Характер.
«Я – та искра, из которой рождается большой огонь.
Я – та крайность, за которой стоит низвержение.
Я – власть чувства над разумом.
Вы мните меня грехом, но каждое мое рождение происходит в союзе ваших пороков.
Вы даете мне жизнь.
Спасибо.»

Он приходит тогда, когда наступает время, и уходит, когда пища кончается. Он кружит головы честолюбцам, пуская красный дым в глаза, и сжимает горячими длинными пальцами виски сорвиголов, лишая их последнего самообладания. Он жрет ярость и питается слабостью тех, кто дает ему возможность свести себя с ума, и саркастически усмехается наивным, полагающим, что Гневу не под силу лишить их рассудка.

Гнев циник. Для него унизительно и невозможно обманываться лже-идеалами, канонами и догмами, которые выдумывают люди, чтобы оправдать свое несовершенство, и, тем более, он неспособен примерять их на себя, ибо нельзя отождествлять с существом человеческим то, что обрело плоть прежде первого огня.
Он импульсивен, груб, резок – для Гнева не существует полужестов, полувзглядов, полуслов. Он воспринимает все буквально, не пытается анализировать то, что не нуждается в анализе (а часто -  и то, что нуждается), и руководствуется инстинктами, а не рассудком, в совершении поступков и принятии решений. Оскорбительно прямолинейный, Гато не боится обидеть, ведомый эгоцентризмом, и никогда не заботится о чувствах тех, кто его окружает. Зачем?
Гнев - недисциплинированный самодур, предпочитающий удовлетворение своих потребностей прочим занятиям. Такие, как он, принадлежат удовольствию и разврату чуть больше, чем полностью, и его это устраивает. Бесцеремонный грубиян – часто морщится манерная Зависть, пораженная объемом его лексикона, вмещающего столько ругательств, сколько, пожалуй, ни один известный общественности словарь аргонизмов. Долгая жизнь не научила его правилам хорошего тона, однако Гнев в них и не нуждается.
Он жесток и непримирим, ибо невозможно для Люка проявлять жалость и считаться с чужим мнением.
Несмотря на производимое впечатление, Гато мудр, как и положено созданию, идущему по истории вместе с человечеством. Он не любит людей как таковых не только потому, что грех не может испытывать приязнь к тому, что является предметом его существования, но и благодаря состоявшемуся знакомству с истинной, не обрамленной серпантином ложной добродетели человеческой природой.
Ему сложнее жить среди людей, чем его братьям и сестрам, и вместе с тем проще – он слишком шумный для будней цивилизации, и слишком опасный для общественности со всем набором смертельных недостатков, вроде указанных импульсивности, жестокости, грубости и резкости. Контактировать же с окружающими он вообще почти не способен – легко выходящий из себя Гнев быстро теряет контроль над своим темпераментом, впадая в аффективное состояние. Однако современность, полная невысказанных обид, нереализованной мести и неумолимо накапливающихся претензий, являет собой прекрасную площадку для игр такого, как он.
Он много и горько жалел о том, что сделал и что сказал, впав в безумие, которое не исключает того, что хозяин греха властен силе, которой он управляет. Он убивает, мучает и оскорбляет, стоит недовольству разрастись до размеров ярости, красным туманом застилающей глаза, и после редко понимает и вспоминает, что послужило причиной вспышки. Остановить взбесившегося Гато могут немногие, и те, кому это под силу, особенно им ценимы.
Ему нравится развязывать конфликты – войны, в том числе война между ангелами и демонами, вылившаяся в нечто непредсказуемое, радуют Гато так же, как героин крепко сидящего на игле торчка.
Пусть игрой, затеянной ими, руководит кто-нибудь более тактичный, хитрый, знающий – Гнев уступает лидерство в этой стезе своим ближайшим родственникам, принимая роль исполнителя с поразительной для себя самого покладистостью.
Он привязывается редко, но крепко, и ненавидит терять то, что стало ему небезразлично. Он много вещей, в сущности, ненавидит, и на их перечисление уйдет слишком много свободного места, времени и сил.
В список же предметов, за которые гипотетически существующее сердце Гато может переживать, входят только его братья и сестры, с которыми, какие бы страсти меж ними не полыхали и какие бы противоречия не возникали, Лукас обязан быть заодно, еда и алкоголь. К последнему организм демона почти равнодушен, однако Гато нравится процесс поиска порога, за коим его ждет опьянение, горячо любимое людьми и восприимчивыми к градусу иными существами. Его вообще увлекает поиск крайностей, какими бы недостижимыми они не казались.
Не стоит искать в нем положительное – по отношению к греху это как минимум бестактно. Однако стихийные проявления благородства порой посещают и его.
Люк единственный среди их небольшой братии действительно любит сражаться – его увлекает действо как таковое. И он обожает видеть боль на чужих лицах. Это не садизм… но что-то очень близкое к нему.
7. Пробный пост
Это больно.
Больно, черт подери, бесконечно больно…
Длинные смуглые пальцы стиснули высокий воротник идиотского плаща, зачем-то принятого из рук Зависти несколько дней назад. Что она говорила? Про холод… про то, что даже демоны, способные изменить мир, нуждаются в тепле, когда с севера идет буря, и свирепый мокрый ветер рвет волосы и бросает волны на прибрежные скалы так яро, так страстно, что они начинают крошиться.
А может, ему просто кажется. В последнее время видения, далекие от реальности, стали посещать его чаще, напоминая о том, насколько эфемерна реальность, которую они придумали. Они! Заносчивые, гордые, саркастичные, прожившие так мало и натворившие так много…
Теплолюбивый, он страдает от надвигающейся непогоды, застлавшей обычно ясное высокое небо, однако не находит сил для того, чтобы уйти.
Они вряд ли вернутся сюда. Он больше ее не увидит.
Никогда. Ни за что. Смерть не позволит. Не разрешит. Даже одному из семи смертных грехов… Тому, благодаря чьей воле полнятся душами ее кладовые.
Если бы можно было возвращать то, что погибло, вряд ли они бы существовали, не правда ли? В этом ведь тоже есть резон и странно, что ему еще не приходилось задумываться над чем-то подобным… Крамольным… Отвратительно противоречащим демонической природе Семерки и оттого – почти приятно недоступным.
Больно.
- Брат, - у них нет имен. Пока. Они просто не успели придумать новые, им не успели дать их те, кому предстоит стать жертвами грехов. – Это тяжело?
Голос, принадлежащий Зависти, вынуждает его руки дрожать, но не от едва сдерживаемого бешенства, как обычно. Ему хочется закричать от безысходности и муки, сдавившей горящие виски ледяными пальцами, и броситься вниз, туда, где бушует море, названное по имени какого-то глупого царя.
- Я не мог по-другому, - хриплый голос срывается на шепот, и он хватается за горло, тщетно пытаясь скрыть проявление слабости, неуместное сейчас, когда все закончилось, и Гневу предстоит стать таким, каким он был создан. – Ты поступила бы так же, верно?
Обычно уверенный, теперь он противен самому себе в нелепых попытках найти уверенность и поддержку у сестры, которой еще не приходилось оступаться столь же серьезно, сколь пришлось ему.
- Поэтому я тебе помогла. – Зависть пожимает плечами, Гнев это скорее чувствует, чем видит, и испытывает безудержное желание сбросить сестру. Или, схватив за руку, увлечь за собой, вниз, - и плевать, что их не убьет падение и вряд ли причинит большую боль. Плевать, главное упасть. – Гнев полюбил человека. Гнев убил человека… Какая разница? Она бы все равно ушла прежде тебя, случись вам обрести друг друга. Неужели ты не находишь союз демона и смертной омерзительным?
«Замолчи.»
- Мы убили ее.
- Они убили ее, брат, - Зависть обвивает тонкими руками его грудь, приникая не то в потуге согреть, не то – поддержать почти отчаявшееся ничтожество, в которое земная пророчица по имени Кассандра превратила ее младшего брата. – Они убили ее, потому что она отвергла тебя.
- Мы сюда не вернемся, - говорит грех, словно плюет, и верит в свое опрометчивое обещание. Им придется вернуться, рано или поздно… Чтобы снять плоды своей работы. – Я не хочу сюда возвращаться.
- Как скажешь, - сестра довольна, - Но я позабочусь о том, чтобы ее похоронили в Амиклах. Мой бедный маленький брат…
8. Связь с Вами.
without_any_reasons

Отредактировано Gato (2012-12-27 21:52:19)

0

2

приняты

0


Вы здесь » false heaven » Принятые анкеты » Гнев


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC