false heaven

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » false heaven » Принятые анкеты » people likes sweets!


people likes sweets!

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Имя и Фамилия/Прозвище.
Сейвина Ритрих | Seyvina Ritrikh; Сейви, Сейка, Сей;

2. Пол/ориентация
female | bisexual;

3. Возраст и дата рождения. Сторона.
86|16 | 26.07 | neutrality;

4. Раса. Деятельность.
Кирани | днем - горничная, а по вечерам певица в местном кафе.

5. Способности. Оружие.
Агностицизм
- с помощью голосовых колебаний есть возможность управлять людьми и другими существами, подчиняя себе их разум. Мало у кого есть иммунитет к этой способности, так что, хоть особого значения она и не дает, но вот, сколько всего с ее помощью можно сделать...
С помощью песни способна усыпить человека или ввести его в транс, зачаровывая голосом. Способность изучена на среднем уровне (т.е. в прямом смысле управлять людьми не в силах, лишь воздействовать на их состояние духовное и физическое). Занимает немного сил при исполнении голосом, но зато много при помощи флейты и требует передышки в несколько постов. Действие такого транса тянется один-два поста при различных песнях.
Колыбельная - мягкая тихая песня на низкой тональности, вводящая в спокойный короткий сон. Много сил не отнимает, потому может петься практически без ограничений. Действие длится два поста. Чаще используется при помощи флейты. При этом условии еще может вызвать некоторые галлюцинации перед погружением в сон, типа танцующих теней, обращающихся в знакомые силуэты (возможно воспроизведение какой-либо сцены). Использоваться подобная песнь может каждые пять постов. Действие такой колыбельной длится три поста.
Песнь Возрождения - вокал, имитирование пения птиц. Создает ощущение сближения с природой, поднимает боевой дух (очень слабо) и восстанавливает силы. Малое исцеление ран, в частности порезов и царапин, глубокие раны лишь чуть-чуть затягиваются. Действие длится один пост. Отдыха не требует. Наблюдается слабое першение в горле и слабая боль в груди. С помощью флейты не исполняется.
Песнь Матери Мира - сильный вокал, отнимающий много сил. Поднимает боевой дух и способна поднять целую роту войск в бой. Немного восстанавливает силы. Действие длится два поста, отдых - восемь постов. Наблюдается боль в горле вплоть до хрипоты, режущая боль в горле. Реже исполняется при помощи флейты, имеет меньшее воздействие на людей, но отнимает меньше сил. Действие - один пост, отдых - шесть постов. Боль в области груди (чаще диафрагмы).
Запрет слова - тихая быстрая песня, нарастающая по тональности. Напоминает вкрадчивый напев на языке джаза (слова не перевести ни на какой язык, у них нет значения, лишь звуковые подборки). В радиусе трех метров люди неосознанно начинают говорить правду, сами того не желая. Эффект длится три поста, отдыха не требует, при помощи флейты не исполняется.
Речи Ворона - низкая тональность, перебирающаяся порой на верхние ноты. Нагнетает темную атмосферу, заставляет ослабевать врагов. Слабые волей на втором куплете уже теряют все свои физические и духовные силы. Более сильные могут  держаться до конца песни, но и у них хоть не намного, но пропадают физические силы. Духовные уходят в любом случае, как бы ни была сильна защита. Эффект длится три поста. Отдых - восемь постов. Боль в горле и диафрагме. Исполняется при помощи флейты. Эффект сильнее и длится пять постов, отдых - двенадцать постов. Порой может быть сильная головная боль и на некоторое время полностью исчезнуть голос (при особо сильном перенапряжении).
•Простыми напеваниями голосом каких-либо мотивов Сей может расположить к себе нескольких людей в радиусе двух метров. Расположение длится десять постов.
•Противостоять песням довольно сложно, потому что некоторые имеют волшебную возможность проигрываться внутри головы, т.е. закрывай уши, не закрывай - всё равно услышишь без приглушения звука. Такую способность объяснить невозможно. Противостоять им могут только абсолютно глухие, не воспринимающие вообще ни единого звука.
•Перерыв между различными песнями - пять постов, т.е. спел одну - жди пять постов до следующей. К этому не плюсуется отдых; эти две единицы времени начинают свой отсчет после песни одновременно. Если отдых больше перерыва, то посты отсчитываем по отдыху.

Манипуляция гландами (воздух)
— с помощью повышения голоса можно генерировать гиперзвуковые волны, которые позволяют разрушать твёрдые поверхности.
Способность развита на низком уровне. Разрушению подвергаются лишь простейшие твердые тела, состоящие из нескольких материй, к тому же еще и имеющие небольшой размер и вес. Бóльшие предметы могут лишь потрескаться или вообще только пару раз дрогнуть. Стены она разрушать голосом не может, соответственно.
У человека может вызвать временную потерю слуха:
Оглушение - на низкой тональности - эффект в пять постов; на средней - семь постов; на высокой - почти полная потеря слуха, частичное восстановление через восемь постов. Отдых по возрастающей: низкая тональность - три поста, першение в горле и колющая боль в груди; средняя тональность - шесть постов, головная боль, голос с хрипотцой, режущая боль в груди; высокая тональность - пятнадцать постов, почти полная потеря голоса (на два игровых дня), харканье кровью, ужасная головная боль, возможность упасть в обморок 78%.

Создание иллюзий
- создание того, чего не существует на самом деле. Поначалу, физического вреда они не причиняют, но стоит поверить в иллюзию, и она становится для этого человека реальностью.
Способность развита на среднем уровне. Вполне может контролировать созданные иллюзии, погружает в созданный мир 2-3-х человек, правда, причинить вред им не может (пока они сами не поверят в иллюзию). Зато можно сильно их напугать, возможно и  до психологической травмы (совсем простеньких рыбок). Еще один минус - выход из иллюзии довольно затруднен, часто нужна чья-либо помощь (при перенапряжении). Трудно не потерять голову, находясь в собственном созданном мире, который значительно расширяется за рамки обычной комнаты. Иллюзия полностью материальна для творца, хорошо видима и слышима теми, кто попал под ее влияние.
Иллюзия может длиться столько, сколько захочет творец. Единственное ограничение - двадцать постов, при истечении которого творец теряет сознание на два поста, и иллюзия сама исчезает.

Оружие:
Флейта.
Длинная деревянная флейта из красного дерева, которую она сама делала по секретной технологии их рода, как делают себе мечи самые крутые мечники. Можно даже сказать, что это было что-то вроде обряда посвящения. Эта флейта подчинялась только ей, только в ее руках она играла различные мелодии с волшебными аккордами, которых так не хватало обычным музыкантам. Сейвина считает эту флейту своим личным сокровищем, которое всегда носит с собой, куда бы она ни пошла, бережет ее будто зеницу ока. Пожалуй, это самая дорогая вещица для нее.

6. Внешность.
- Рост: 161 см.
- Телосложение: подтянутое.
- Прическа:  короткие зеленые волосы, находящиеся в полном беспорядке.
- Цвет глаз: болотно-зеленые.

В своей юности, такой прелестной и такой короткой, когда девчонка совершенно не горела желанием меняться, она гордилась своим истинным обликом: стройная, подтянутого телосложения, с кожей молочного оттенка и густыми смоляно-черными волосами, доходящими до лопаток, и черными глазами, внимающими всему миру. Она была очень красивой, честно. Очень красивой для людей. А среди своих родных кирани она практически ничем не выделялась. Еще бы, среди монохромных людей куда проще затеряться настоящей красоте, чем среди разномастных людишек. Но даже несмотря на это изменять своему природному облику она не торопилась. Порой ее даже нисколько не напрягал тот факт, что со своей близняшкой они ничем не отличались. Две девицы-красавицы. До определенного момента.
Затем подросла Сейвина, и жутко надоел ей этот черствый монохром, не приемлющий никаких других красок в своей палитре. Какой бы она красивой ни была, на всё ей было уже плевать. Да и вечность провести копией своей близняшки совершенно не хотелось, потому она очень кропотливо стала подбирать себе новый образ. И этот выбор продлился почти всю ее жизнь, пока она не остановилась на одном, чтобы просто отдохнуть. Надолго ли этот образ, никто не знает.
Маленького роста милая девчонка с тонкой талией и молочно-белой кожей. Тонкие кости, потому и такие по-детски тоненькие ручки и ножки. Столь же тонкие запястья и щиколотки, на которые она так любит одевать какие-либо браслеты. Длинные тонкие пальцы, которыми лучше бы играть на фортепиано, чем на флейте. По крайней мере, это смотрелось бы куда красивей и изящней, словно высшее искусство. Однако она же не сущее совершенство. Вечно обгрызенные ногти сопровождают эти великолепные тонкие пальцы, потому что порой она жутко нервничает во время разучивания песен, и ее бесят малейшие ошибки, которые она изредка допускает. Отсюда и жуткая привычка, выросшая на нервной почве, от которой она за пятьдесят лет не могла избавиться, и в дальнейшем тоже вряд ли сможет. Такой уж человек.
Сейвина никогда не занималась спортом и считает любую дополнительную физическую нагрузку лишь бесполезной тратой времени, отсюда ее плохие способности в физическом плане и небольшой животик, выросший под огромным влиянием любимых ею конфет и леденцов. Но она не считает это каким-то недостатком, иначе вполне легко бы убрала его своей способностью. Делов-то. Однако вот так вот.
Правда обычно из-за ее узких маленьких плеч и таких же узких бедер одежда на ней просто висит словно мешок. Из-за этого недостатка приходится подбирать что-то более маленькое и не такое широкое. Порой даже приходится заглядывать в отдел детской одежды, чтобы подобрать что-то более менее подходящее.
Из-за небольшого роста она совершенно не парится. Наоборот, ей это даже нравится, только бесит тот факт, что как бы она ни изменяла свой внешний вид, всё равно выглядит на чертовы шестнадцать лет, хотя вполне могла бы в свои годы выглядеть, как остальные сверстники-кирани, на восемнадцать или хотя бы на семнадцать. Это ее глубоко обижает, ведь порой к ней относятся, как к маленькой девочке.
Овал ее лица вполне соответствует стандартам овала. Чуть пухлого овала. Из-за пухлых щек, которые опять же появились из-за конфеток-бараночек-и-прочих-пряничков. Зато чуть ли ни каждому хочется полапать и потянуть за эти щечки, что ее кстати довольно таки бесит. Потому приставать с такими просьбами не рекомендуется. Как и вообще задирать ее из-за тех или иных схожестей с ребенком, потому что за этим следует летальный исход для обидчика.
Глубоко посаженные большие глаза болотного цвета с желтыми отливами при ярком свете обрамлены каймой коротких и частых ресничек, которые отчего-то на порядок светлее волос, что создает странное впечатление при зрительном контакте. Они добавляют нотку загадочности в ее образ. Тонкие брови так же светлее волос, но не на много. Обычный нос, далеко не идеал. Слишком он маленький, кончик приподнят кверху, что говорит о ее задиристом характере, которого, кстати, нет. И поэтому не стоит определять манеру ее поведения, смотря лишь на лицо, которое обрамляют короткие болотно-зеленые волосы, постриженные чуть длиннее у лица и короче сзади. Короткая челка не достает до бровей, потому никогда не мешается при работе письменной или просто времяпрепровождении.
Сейвина часто улыбается, поэтому ее можно назвать более чем доброжелательной девушкой. Она очень любит смеяться, потому и первое впечатление тоже отдается в памяти искренним теплом. Она часто и много жестикулирует, ненавидит стоять на одном месте даже при разговоре, обожает переступать с ноги на ногу, из-за чего можно неверно предположить, что у нее шило в одном месте. Возможно, это будет правдой, возможно нет. Она очень ярко и живо передает свои эмоции, у нее в запасе сотни тысяч выражений лица и гримас, которые она предпочтет тут же и показать. У нее довольно легкая и быстрая походка, когда она одна. А при друзьях она переходит с шагов на небольшие прыжки или идет на носочках.
В одежде она особо не разборчива, больше всего на свете обожает свои джинсы и шорты, которые никому ни за что и никогда не отдаст. На верх одевает всегда тонкую широкую футболку и сверху кофту на молнии, которую всё равно никогда не застегивает. Кофту одевает всегда, даже если на улице жара в тридцать градусов. Сила привычки и любви к теплу. На редкие праздники может одеть легкое летнее платьице, если того требует дресс код. В цветах так же особых предпочтений нет. Никогда не понимала, что такое любимый цвет и как его можно любить.

7. Характер.
Всегда для окружающих было трудно сказать, в кого же пошла Сейвина. Она разительно отличалась от своих родителей и сверстников, однако несмотря на разницу не только в возрасте, поле и расе, но и в характерах, она превосходно сошлась со своим отцом-эльфом, который, вопреки всем предубеждениям, не был настолько простодушным и легким на подъем, как его сородичи. И раз уж подняли эту тему, то девушка характером похожа на чистокровного эльфа больше, даже чем ее отец. Она всегда веселая, ее ни разу в жизни не затрагивали никакие депрессии и кризисы среднего возраста. Она плачет только от смеха, ее невозможно чем-либо рассердить. Единственное, чего можно от нее добиться какими-либо оскорбляющими действиями - это жуткая улыбка маньяка-психопата, с которой она надает обидчику по роже (в самых критических случаях). Однако и такое случалось не часто, ибо Сей - довольно мирная особа.
Ее философия состоит в том, что всё, что происходит вокруг никоим боком ее не касается, будь это смерчи, тайфуны, да даже конец света - она лишь хмыкнет и продолжит заниматься своим делом. Так было всегда и будет еще очень долго. Никакие межрассовые распри и войны ее ни за что не обеспокоят, если конечно не коснутся ее семьи. Тогда всему миру придется отдуваться за оплошность какого-то одного идиота. Семья значит для нее очень много, особенно сестра-близнец, ведь большинство времени своей жизни она провела именно с ними, а кирани очень чувствительны к этим связям.
За десятки лет она приняла на себя роль защитника и смирилась с ней, теперь отдаваясь полностью. Потому она старается никогда не бросать свою сестру, держится рядом с ней и порой ведет себя как мать с ребенком, потому что жутко волнуется за нее. И не потому что они связаны, и ее смерть может понести за собой и Сейвинину, нет. Просто потому что она - ее половинка, ее часть. И обе девушки знают это не понаслышке. К тому же Шики и так много перенесла со своим жутко странным характером, Сей просто не хочет, чтобы она вновь чувствовала то же, что и раньше. Пусть они и слишком разные, всё же семейные узы у них очень крепкие, их не разорвать простыми махинациями.
Делами Сейвина всегда упивалась, погружалась с головой в претворение любой, даже самой невероятной и безумной, идеи в жизнь. Она легко мотивировалась и ставила себе цели, легко достигала их, но никогда не уставала от такой жизни. Она ставит цели всё недостижимей и недостижимей по мере взросления. И для нее становится праздником сладкий миг нового достижения. Ее душевное состояние в такие мгновения просто не описать, это надо видеть. Эту детскую невинную радость, эти светящиеся глаза и лучезарную улыбку. Она способна утащить в танец победы любого незнакомого человека, и ни разу не застесняется. Помимо всего этого она так же может легко мотивировать окружающих.
Правда вот девушка ненавидит успокаивать людей. Она просто не находит слов в такие моменты, от нее нельзя ничего ожидать. Она может лишь прикрикнуть на бедного разсопливившегося неудачника словами вроде "Чего ты сопли пускаешь, ты мужик или не мужик?!" Большего можно не ожидать. Потому всякого рода истерики для нее - лишь пустой звук. "Люди не должны испытывать слабости, не должны плакать от горя. Человек может перенести всё что угодно. На то ему дана свобода действий". - слова самой Сейвины.
Со всеми людьми она приветлива до одури, никогда не скажет незнакомцу ничего плохого, всегда поддержит и поможет. Эта открытость порой раздражает и ее саму, но она ничего не может с собой поделать, она так устроена. Людей тянет к ней и тянуло всегда просто по причине открытости, доброты и любви к этой жизни, к этому миру.  Ее интересы зачастую становятся интересами других, она может приобщить любого к любому виду деятельности, как бы он ни сопротивлялся. Можно даже сказать, что у нее в характере заложена предрасположенность к работе учителем, пусть она сама не отдает огромного значения учебе, лишь чтению.
Весь этот образ приторный до зубного скрежета, это можно почувствовать, просто читая все абзацы ровно до этого момента. Да, Сейвина приторная. Но только на людях. Вся ее пропаганда и философия основаны на пофигистических мыслях и самой натуре. Да, она веселая, да, она общительная. Это никуда не денется. Но порой среди самых близких людей ее можно заметить как несколько отстраненную личность без того самого огонька в глазах, который зажигается на публике. Здесь, в этом узком кругу самых-самых, она становится просто девчонкой без каких-либо особенностей в живости и резвости. Здесь ее можно охарактеризовать как заспанного книжного червя, который никого не воспринимает всерьез за чтением и становится добродушней лишь после предложения леденца, как своеобразного подкупа. Такую ее не особо любят, потому что она отмахивается от всех, кто бы ни подошел. От всех, кроме своей сестры. Потому что у той всегда полные карманы мармеладок.
Находит друзей легко, но не считает их таковыми, лишь держа иллюзию дружбы, относит их к товарищам или просто знакомым. Ранга друга может добиться только особа, которая либо уж очень чем-то зацепила Сейвину, либо которая прошла с ней плечом к плечу огонь, воду и медные трубы.
Влюбляется она часто и бесцельно, но ни разу никому не признавалась в этом, ожидая первого шага, которого, кстати, ни разу так и не дождалась, а потому стала отходчивой. Не понимает самого понятия любви, не понимает, что именно поворачивается в мозгу людей, да к тому же так, что заставляет их совершать просто идиотские вещи. В выборе спутника в последнюю очередь опирается на внешность и пол. Ей интересен лишь только внутренний мир человека. И если уж ей понравятся глаза, то она увидела в их глубине какую-то странную искорку, кторая зацепила ее, или же переливы цветов и само их сочетание в радужке глаза настолько непревзойденное, что заставило ее полюбить эти самые глаза. Так же в выборе как спутника, так и друга она очень зависима от запаха его тела или парфюма, которым он пользуется. Потому вообще не стоит удивляться, если при общении она вдруг принюхается. Смотрится это смешно и неуклюже, но всё равно не стоит обращать внимания на такой ритуал.
Интересы ее заключают в себе лишь готовку. Убираться она просто ненавидит. Потому у них с сестрой царит разделение обязанностей: Сейка готовит, Шики убирается и моет посуду. Отсюда можно вычленить жуткую тягу к хранению всяких разных безделушек, порой сделанных ее же руками. Ни за что не даст выкинуть старый потрепанный чепчик чуть ли не с сотней дырок, пожранный молью, который носила в далеком детстве: "А вдруг еще пригодится?!" Ну и, пожалуй, стоит упомянуть просто сумасшедшую любовь к сладостям и мягким и теплым предметам, в частности удобным креслам и большим плюшевым медведям. Она любит поспать. Обожает чай, и не дай бог гость из предложенных напитков выберет чай - она может замучить его до смерти, выпытывая какой именно сорт чая он хочет и расписывая все прелести каждого, чуть ли не уходя в исторические корни создания самого чая. Ну и, конечно, любовь к чтению, из-за которой дома она почти не высовывает нос из книжки, сидя в обнимку с медведем на мягком диване, припивая чай.

8. Биография.
Семейные узы никогда не рухнут ни при каких обстоятельствах. Сейвина почувствовала это еще в утробе матери. Очень странно, ведь никто и никогда не запоминает моменты, связанные с собственным рождением. А она запомнила. Она запомнила лишь безграничное чувство тепла и любви, запомнила стук бьющегося рядом маленького сердечка. До сих пор она не может ничего сравнить с этими воспоминаниями. Ничего более прекрасного с ней более не случалось за все восемьдесят с лишним лет. Так же она запомнила опустошенность находящегося рядом существа, которое после она называла своей сестрой. Оно было будто неживое, но сердечко еще билось. От него веяло холодом. И тогда несмышленный зародыш поделился кусочком своей огромной души, которой бы хватило на двоих, с таким же маленьким существом, как он сам. И рядом стало теплее. Но зародыш еще не знал о том, что его души не хватило, чтобы заполнить всю сущность собственной сестры. Какая-то ее часть осталась пустой. И об этом тоже Сей помнит до сих пор. За это она себя и винит, оберегая свою сестру. Она знает о ее неполноценности, в которой виновата именно она, и больше никто.
Жарким летним днем в исходе июля молодой эльф бежал по улицам небольшого городка, попеременно то спотыкаясь, то падая на ровном месте не только из-за спешки, но и из-за волнения. А причина заключалась вот в чем: сегодня у него должен родиться ребенок. И он непременно должен попасть на роды! И совершенно не для того, чтобы бухнуться в обморок, как вы могли бы решить. Сегодня он был настроен абсолютно серьезно. Сегодня он ни за что не оплошает и не заставит свою милую и любимую жену краснеть. Не для того она рожала ему дочку, чтобы остальные смеялись над ним!
Вопреки всем ожиданиям, он даже успел к родам, ничего почти и не пропустил считай, но как только он ворвался в палату, и милая увидела его, пытаясь успокоиться, так он и опешил, совершенно не зная, что же делать. Пока бежал, он придумал сотню фраз и еще сотню вариантов действий, которые мог бы сейчас провернуть, но всё моментом вылетело у него из головы при виде рожающей жены. И сознание постепенно стало куда-то уходить, сопровождаемое криками и тяжелыми выдохами жены.
Как только некудышный новоиспеченный отец очнулся, его поспешили уведомить о рождении двух девочек-близняшек. Никто и подумать не мог об этом, ведь УЗИ показывало наличие лишь одного зародыша в утробе. Это было просто чудо. И именно оно осчастливило папашку вдвойне. Он и без того не знал, что делать с единственным ребенком, а тут сразу два на его молодую голову. Жена при встрече лишь хихикала над ним, понимая, что в будущем он всё равно станет лучшим отцом на свете. Лучшим как для детей, так и для нее самой.
Внешне близнецы ничем не отличались друг от друга, но эльф твердо запомнил, что ту, что лежит справа много тискать нельзя, потому что она начинает кусаться, а ту, что слева - хоть весь день, ей будет всё равно. Отцовское сердце никогда не могло различить девочек, пока они спали вперемешку. Тут не поймешь по поведению - нужно иметь интуицию, материнское чувство, которое у мужчин в очень редких случаях просыпается на нужной чистоте. Однако пока они бодрствовали, он легко понимал, где кто: Сейвина всегда была самой подвижной в этом доме и самой громкой. Она была словно тайфун, проползающий по дому с целью вцепиться во что-нибудь несъедобное и обсасывать его, пока не придет спаситель-мама и не отнимет вкусняшку. Шики же всегда была спокойным ребенком. Порой казалось, будто она и не ребенок вовсе, потому что вела себя очень по-взрослому и не занималась ерундой. Но когда она встречалась с Сейвиной лбом к лбу, тогда происходили изменения в ее поведении - девочка веселилась ровно как и Сей.
Развитие детей шло в одном направлении, за исключением успехов в общении. Сейке всегда всё доставалось легко, она всегда была в центре внимания, а Шики была ее полной противоположностью, не желала ни с кем контактировать. Родители не знали, что с ней делать, и потому стали больше внимания уделять отчужденной малышке, и Сейви стала это замечать, но не придавала большого значения, понимая, что сестре это нужнее, чем ей. Она лишь играла в такие вечера со своими куклами, пока родители обучали ее сестру различным навыкам.
Так длилось детство примерно до пяти лет. Затем мать, всегда считавшая своим долгом продолжить все традиции их семьи, начала обучение своих девочек, предрасположенных изначально к магии воздуха и музыки. Сейвина ненавидела уроки магии воздуха и всегда сбегала с них во двор; как бы ни ругалась мать, уговорить ее учиться было невозможно. Но зато музыку она просто обожала и с открытым ртом слушала ее пение, повторяла за ней мелодии и всё схватывала на лету. Родители поражались музыкальным и вокальным способностям дочери, которыми не отличалась их мама, больше предрасположенная к воздуху. Позднее она потеряла надежду на обучение своего ребенка так любимой ею магией.
Ближе к семи годам отец таки устроился на постоянную работу, о которой никогда не рассказывал дочерям, и каждый вечер он приходил жутко усталый, не способный на игры и внимание, в которых так нуждались его детища. Но зато, если у эльфа выдавался выходной, он отменял все дела и все поездки и вел своих любимых дочерей в близлежащий город - Осло. Каждый такой день был просто незабываемым для Сейки, ведь это был единственный раз, когда она могла увидеть настоящий большой город, полный людей с такими незабываемыми пейзажами и местами. Она старалась запоминать каждую деталь происходящего, чтобы ни дай бог не забыть ничего, чтобы держать в голове светлый образ отца в парке развлечений, чтобы в голове еще долго слышался его смех, и чтобы она помнила тепло его большой руки, в которой он сжимал маленькую ладошку девочки. Волшебство тех дней до сих пор остается в ее памяти.
В семь лет малышек направили у мудрой женщине, которая была чуть ли ни единственной, кто мог обучить детей хоть какой-то грамоте. И как они будут жить после ее смерти - неизвестно. И именно на этот случай ей готовился преемник. Но это уже немного другая история. Учеба давалась Сейвине с трудом. Не любила она ни считать, ни писать, а вот чтение... Именно этот урок она всегда с нетерпением ожидала, так же как и урок музыки с матерью. Ей до того понравилось произносить звуки, складывающиеся в слова и приобретающие таинственный, полный загадок смысл, что она стала просить на каждый праздник дарить ей по волшебной книжечке с не менее волшебными символами. Обучение это продлилось четыре года, за которые девчонки постигли лишь самые азы наук. Дальнейшее открытие мира зависело лишь от них самих - Сейка понимала это, как никто другой. И поэтому упросила отца сводить ее в городскую библиотеку, в которую ее и определили на всю последующую жизнь. А поскольку она довольно часто меняла внешность, проблем со стабильной возрастной планкой внешности не было - каждый новый образ означал новый читательский билет.
Примерно в то же время мамаша решила поведать Сейви чудесный секрет их рода, который сумела выведать у собственной матери. И вот старушка, которую просто невозможно было так назвать, поскольку она выглядела на все тридцать, научила малышку вырезать из дерева флейты. Первой и единственной на тот момент была самая любимая Сейкой флейта, с которой она прошла своеобразный обряд посвящения в магию музыки. Теперь перед юной наследницей самой таинственной магии на свете (по ее мнению) открылись новые горизонты, столько всего ей еще предстояло открыть, столько всего познать, и выучить сотни тысяч песен. Уговаривать старушку долго не пришлось - светящиеся глаза малышки сделали сами свое дело, и та взялась за обучение Сей игре на флейте. Каждый урок она ожидала, словно маленький ребенок, ожидающий Санту Клауса под елкой в новогоднюю ночь. Музыка очень увлекала малышку, зазывая ее в дебри нот, из которых очень трудно выпутаться. Она больше никогда не сможет бросить игру на флейте, даже если ей придется ради нее покинуть всех своих друзей.
А вот их у Сейвины и правда было просто море. И большинство их - кирани, что жили по соседству. Каждый из них был по-своему дорог девочке, но ни одного она не могла назвать настоящим другом, который мог бы заступиться за нее в любой, даже самой безвыходной ситуации. Как только малышка выходила во двор, так сразу всё внимание переключалось на нее. Ее тут же окружали самые крутые мальчишки, с которыми хотела дружить каждая вторая девчонка, но ни одна не добивалась, а нашей Сей всё само плыло в руки. Всё это вызывало у одних дикую зависть, у других - восхищение. И весь спектр эмоций и чувств, все слова, что произносились во время ее присутствия где-либо так или иначе были направлены именно на нее.
А вот Шики сидела поодаль на качелях в полном одиночестве и смотрела в небо. Ее появление во дворе было незначительным. В большинстве случаев ее попросту не замечали, а если и замечали, то она сама их отваживала от себя. И вот с каждым днем Сейви начала острее замечать одиночество родной сестры-близнеца. Острее начала чувствоваться какая-то неведомая связь, что выше простых семейных уз. И с каждым разом Сей старалась подобраться ближе к ней, заставить всех обратить внимание и на свою близняшку. Все должны знать, что они - сестры! И это была не просто цель. Это было что-то сверх человеческого понимания. Она и сама порой не совсем понимала, что именно движет ей, но так или иначе она всё равно обратила чужое внимание на Шики, буквально заставила ее общаться, и та вроде постепенно стала оттаивать.
С возрастом всё резче и чаще стали проявляться воспоминания о рождении в голове Сейки, она постепенно стала понимать мотивацию своих действий. Четко была выжжена в мозгу мысль: "Это я виновата". И эта мысль стала для нее камнем преткновения, собственным маленьким помешательством. Сестра. Нужна защита. С каждым днем каждая деталь врезалась отчетливей в ее мозг, она могла наизусть пересказать любую мелочь из их жизни в животе матери, кроме, конечно окружения, ведь она ничего не видела. Но все ощущения, все движения - всё это она помнила, и с каждым годом вспоминала еще детальнее. Это постепенно начинало сводить ее с ума.
Так же постепенно у начали проявляться характерные черты кирани, и был создан новый образ мыслей: никаких газет и журналов с политическими новостями в доме, никто не интересуется тем, что творится в мире и просто между соседями. Ноль сплетней и паники. Всё любопытство направляется в мирное русло, вроде изучения наук и прочих материалов, которые точно могут хоть раз да пригодиться в жизни. Всё больше углубление в литературу.
В свои двадцать Сейвина была развита не по годам - сказывались дни, проведенные в библиотеке за чтением разнообразных книг. За десяток лет она прочитала полностью десяток стеллажей, и ее целью стало прочтение всей библиотеки. Шики не отставала. Видя выросших чад, родители понимали, что надолго они у них не задержатся, и никак не могли смириться с мыслью одиночества, потому и были рождены еще несколько сестер и один братец. Единственный мальчик в семье получил больше всего внимания, потому что он стал  наследником отца. И выходные в компании отца сводились к минимуму, потому что он всё больше времени уделял именно подготовке и обучению паренька. Сейка никак не могла смириться с этой мыслью и еще пыталась вернуть себе чуть большую часть внимания, чем теперь, однако всё в пустую. Эльф был увлечен новой игрушкой.
Погодя еще пару лет, набравшись больше опыта из книг, Сейвина вдруг за семейным ужином выдвинула новаторскую идею: "Можно перебраться в город?" Естественно, всё было продуманно заранее, все варианты отступления и фраз родителей были рассчитаны, но всё же девушка была не до конца уверена в своих идеях, ведь вряд ли она найдет работу с внешностью одиннадцатилетнего ребенка. Но внезапно ее идею поддержали. И кто бы это мог быть? Конечно же консервативная мамаша, от которой никто подобного точно не ожидал. А поскольку ее слово никогда не подвергалось оспарениям, то девушка с легким сердцем побежала собирать чемоданчики. Договор был таков, что первые несколько месяцев ей помогают родители с деньгами, а дальше она сама находит себе заработок. Ее мысли были обращены только к этому, пока она собирала монатки, как в комнату тихо вошла близняшка со столь же тихой просьбой - "Можно я пойду с тобой?". Отказывать Сейвина просто не умела, а к тому же своей любимой сестренке. И получилось так, что вместо ухода одного члена семьи получился уход сразу двух. Всё таки они были неразделимы.
В Осло девушки расположились в отеле, куда их заранее определили родители. И тут у них началась реальная жизнь. Сейка по-прежнему стабильно посещала библиотеку и устроилась в небольшую газету писать статьи за соответственно небольшую зарплату, которой ей хватало на жизнь и редкие походы в музеи и на концерты. Ей жутко захотелось стать певицей, и она стала чаще петь и играть на флейте. Но позже это желание угасло, и девушка взялась за вырезание флейт из дерева и их продажу, как досуг и дополнительный заработок. И что можно сказать точно - такая жизнь была ей по душе. Полная свобода действий, всем наплевать, кто ты и зачем ты здесь. Просто живи в свое удовольствие и всё. И она наслаждалась каждым мгновением этой жизни.
Постепенно появлялись новые друзья-люди, а вместе с ними она начала вступать в различные сообщества и просто группировки, будь то хиппи или рокеры. Ей всё было по душе. Каждый день играл новыми красками, ни один год не был похож на другой, и они с сестрой стали заводить общих знакомых, точнее Сейка ее заставляла.
В принципе несколько десятков лет пролетели для Сейвины незаметно. Она не заметила, как повзрослела. Не заметила, как выросла ее сестра, не заметила, как изменился общественный строй. Ей просто нравилось проводить время в чьем-либо обществе, не зацикливаясь ни на чем, оберегая свою сестричку и играя на флейте. Это всё, что было ей нужно для полноценной и хорошей жизни. Она таки стала певицей, но узкого профиля, и работала в кабаке с низкой популярностью (стоит говорить, что популярность повысилась после первого же концерта Сей?). Ее заработок стал выше, и девушки теперь обитают в собственном двухэтажном доме с гаражом и старенькой моделью автомобиля, но такой любимой обеими. На этой старушке они объездили пол Европы в свое свободное время. Они давно не видели родителей, пусть и поддерживают связь по телефону. Сейвина таки прочитала всю библиотеку, и уже взялась за другую. За всё это время она развивала не только музыкальные, но и иллюзионные способности, и достигла неплохих успехов. И несколько дней назад она нашла неплохую работу горничной, что вообще странно для особы, ненавидящей убираться. Странность за странность, но она пока что даже не знает, на кого теперь будет работать. Это еще предстоит узнать.

9. Связь с Вами.
скайп - nasya.des | вк - keltecas

Отредактировано сейви (2013-01-15 15:55:24)

0

2

Кирани; одна стихийная и две на выбор
вот тут и возникает проблемс, убрать придется 2 способности о.о
А так больше претензий не имеем. (:

0

3

kristo
оке, всё убрал ~ :з

0

4

приняты

0


Вы здесь » false heaven » Принятые анкеты » people likes sweets!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC